Позиция Верховного суда по перераспределению земельных участков

Приветствуем Вас. В данной статье Вы узнаете про Позиция Верховного суда по перераспределению земельных участков. Если у Вас назрели вопросы, задавайте их, спрашивайте, постараемся помочь. Приятного чтения

Законодательство

  • «Перечень нормативных правовых актов (их отдельных положений), содержащих обязательные требования, оценка соблюдения которых осуществляется Федеральным медико-биологическим агентством и его территориальными органами в рамках государственного контроля за обеспечением безопасности донорской крови и ее компонентов, привлечения к административной ответственности»(утв. ФМБА России 06.11.2021)
  • Постановление Конституционного Суда РФ от 03.11.2021 N 45-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и пункта 8 статьи 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобой религиозной организации Церковь христиан веры евангельской (пятидесятников) «Слово жизни» Долгопрудный»
  • Письмо Росприроднадзора от 23.10.2021 N СР-09-03-31/36362 «Поручение о привлечении к административной ответственности за использование нелегитимных методик расчета выбросов»
  • Постановление Правительства РФ от 28.09.2015 N 2021 (ред. от 20.10.2021) «О реализации мер по пресечению незаконных производства и (или) оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»
  • Постановление Конституционного Суда РФ от 16.10.2021 N 42-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 8.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданки М.Г. Анциновой»
  • Определение Конституционного Суда РФ от 15.10.2021 N 2375-О «По жалобе гражданина Милова Владимира Станиславовича на нарушение его конституционных прав частью 2 статьи 3.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»
  • Постановление Конституционного Суда РФ от 15.10.2021 N 41-П «По делу о проверке конституционности части 4 статьи 3.7, статей 25.1 — 25.5.1 и части 1 статьи 30.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой иностранной компании «Majena Shipping Company Limited»
  • Федеральный закон от 15.10.2021 N 341-ФЗ «О внесении изменения в статью 13.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»
  • Федеральный закон от 15.10.2021 N 319-ФЗ «О внесении изменения в статью 23.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»
  • «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ(ред. от 15.10.2021, с изм. от 16.10.2021)

Популярные статьи кодекса

  • Статья 1.5. Презумпция невиновности
  • Статья 2.1. Административное правонарушение
  • Статья 8.8. Использование земельных участков не по целевому назначению, невыполнение обязанностей по приведению земель в состояние, пригодное для использования по целевому назначению
  • Статья 12.2. Управление транспортным средством с нарушением правил установки на нем государственных регистрационных знаков
  • Статья 12.12. Проезд на запрещающий сигнал светофора или на запрещающий жест регулировщика
  • Статья 12.15. Нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части дороги, встречного разъезда или обгона
  • Статья 14.1. Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии)
  • Статья 20.20. Потребление (распитие) алкогольной продукции в запрещенных местах либо потребление наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ в общественных местах
  • Статья 25.1. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении

Подпись на заборе

Верховный суд определил подход к одному из самых изматывающих и скандальных судебных споров — искам соседей друг к другу, когда люди не могут договориться о границе своих участков земли. Если верить статистике, подобные дела — наиболее часто встречаются в судебной практике, когда речь идет о разрешении споров соседей.

Вряд ли можно найти на просторах страны районный суд, который бы не рассматривал иски соседей, не поделивших сотки. Кто-то недоволен тем, что сосед захватил буквально сантиметры чужого участка, а кому-то приходится возмущаться перенесенным на метры вглубь собственной территории забором соседа. В любом случае миром договориться почти ни у кого из сторон такого спора не получается и граждане идут в суды. Но и там не всегда находят правильные статьи для решения земельных конфликтов. Поэтому определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, пересмотревшей такой спор, может оказаться очень полезным гражданам, попавшим в похожую ситуацию.

Итак, один гражданин обратился в суд с иском к своему соседу по дачному участку. Его возмутило, что «захватчик» перенес свой забор в глубь его участка, отхватив 4,8 метра его территории. Еще истец попросил суд обязать соседа разобрать свой забор и перенести назад.

Районный суд, рассматривая этот спор, исходил из того, что истец и ответчик — собственники соседних участков земли, а граница между их участками определена заключением кадастрового инженера.

Так что никаких нарушений нет.

А еще суд отказался обязывать соседа разобрать и перенести забор, потому как стоит этот забор правильно — на границе, указанной кадастровым инженером. Апелляция с решением коллег из райсуда полностью согласилась. Так дело дошло до Верховного суда. Там вердикт местных судов изучили и сказали, что решение неверное — нарушены нормы законодательства. Вот какие нормы закона по разъяснению Верховного суда надо применять в таких спорах.

По кадастровому закону заинтересованное лицо не имеет права высказывать возражения по поводу границ участка соседа, если это не общие границы

Есть Федеральный закон «О государственном кадастре недвижимости» (N 221 от 24 июля 2021 года). В этом законе сказано, что «местоположение» границ земельных участков надо обязательно согласовывать с так называемыми заинтересованными лицами. Это делается в тех случаях, когда «в результате кадастровых работ уточняется местоположение границ земельного участка или уточняются границы смежных участков, сведения о которых внесены в государственный кадастр недвижимости».

Верховный суд подчеркивает — предметом согласования по закону о кадастре является определение границ одного участка, которые одновременно являются границами соседних соток и принадлежат тому, кого закон называет заинтересованным лицом. При этом, напоминает Верховный суд, по тому же кадастровому закону это заинтересованное лицо не имеет права высказывать свои возражения по поводу границ участка соседа, если это не их общие границы.

Статья 39 Закона о кадастре гласит, что согласование границ проводится с гражданами, обладающими смежными участками на праве собственности. Из этого правила есть исключения — не требуют согласования границы смежных участков, если сотки находятся в государственной или муниципальной собственности и предоставлены гражданам в пожизненное, наследуемое владение или постоянное (бессрочное) пользование. Не согласовывают с соседями и земли, предоставленные юридическим лицам, которые не являются ни государственными, ни муниципальными организациями. Также не требуется согласования, если государственная или муниципальная земля предоставлена в бессрочное пользование казенному предприятию.

В нашем случае райсуд установил факт, что спор идет о смежных участках собственников. Закон «О государственном кадастре» говорит, что согласование границ по выбору кадастрового инженера можно проводить, пригласив на собрание заинтересованных граждан или согласовывать границы с каждым по отдельности.

Верховный суд напомнил — обычно согласовывают места, по которым пройдут границы, на собрании заинтересованных граждан, если речь идет о территории населенного пункта и его границах. Но в этом случае внутри самой деревни или поселка границы не рисуются.

В нашей же ситуации межевание проводил кадастровый инженер, а заказчиком работ был один из соседей. Они оба прекрасно знали о том, что есть еще один — смежный собственник. Но с ним границу не согласовывали. И еще один важный момент — кадастровый инженер установил границу заказчика по фактической границе, то есть нарисовал землю там, где уже стоял забор соседа. Верховный суд подчеркнул — кадастровый инженер, проведя границу между участками по забору, то есть по фактическому землепользованию, не мог не знать, что эта граница не совпадает с границей в документах.

Из этого Верховный суд делает вывод — отсутствие согласования границ участка может свидетельствовать о недействительности межевания. И добавляет, что в подобных спорах об установлении границ местный суд вправе сам дать оценку действиям кадастрового инженера даже без просьбы одной из сторон. Заявленные соседом требования к захватчику подпадают под статью 60 Земельного кодекса.

В этой статье Земельного кодекса говорится о таком способе защиты своих интересов, как восстановление положения, которое было до того, как были нарушены права гражданина на земельный участок.

В итоге Верховный суд отменил все решения и велел пересмотреть дело, но с учетом своих разъяснений.

Кстати

Суд из-за земли может кончиться большими проблемами. Так, в Липецке спор соседей из-за захваченных соток завершился уголовным делом на сына истца, так как стороной в этом споре оказался заместитель председателя областного суда. Дело получилось крайне скандальное. После возмущения президента страны с ним сейчас разбираются в Генеральной прокуратуре.

Установление (определение) и восстановление границ земельных участков. Разъяснения Верховного Суда РФ по спорам о границах

В редакции по состоянию на 06 декабря 2021 г.

К огромному сожалению, на уровне Верховного Суда РФ до сих пор нет единого документа с внятными руководящими разъяснениями о практике рассмотрения споров о границах земельных участков.

Есть лишь некоторые разрозненные разъяснения по конкретным судебным делам. Да и те порой вызывают больше недоумение, чем желание руководствоваться ими на практике.

Пожалуй, единственным документом, в котором собраны несколько интересных и полезных разъяснений, касающихся споров о границах земельных участков, является Обзор судебной практики по вопросам, возникающим при рассмотрении дел, связанных с садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями, за 2021 – 2021 год (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 02 июля 2021 г.). Рассмотрим, что полезного можно почерпнуть из указанного обзора.

Непосредственно споров о границах земельных участков касается раздел «2.9. Споры об определении границ земельных участков».

Верховный Суд РФ указал, что установление местонахождения спорной границы участка осуществляется судом путем сравнения фактической площади с указанной в правоустанавливающих документах (первичных землеотводных документах) с помощью существующих на местности природных или искусственных ориентиров (многолетних насаждений, жилого дома, хозяйственных и бытовых построек, трубопроводов и др.) при условии, что они зафиксированы в планах обмеров органов технической инвентаризации, топографических съемках или иных документах, отражающих ранее существовавшие фактические границы.

Видно, что по мнению Верховного Суда РФ доказательственное значение имеют и планы земельных участков из органов технической инвентаризации (БТИ), которым судьи все чаще не придают серьезного значения, и в принципе любые документы, отражающие ранее существовавшие фактические границы участков. Это правильно, потому что на практике часто информации о местоположении границ земельных участков недостаточно. Ее приходится по крупицам собирать из самых разных источников.

Из этого разъяснения Верховного Суда РФ также следует, что при отсутствии точного описания границ в документе, подтверждающем право на земельный участок, или в документе, определявшем местоположение границ земельного участка при его образовании, границы устанавливаются по ранее существовавшим фактическим границам. В общем-то ничего нового. Так и обстоят дела на практике. Но, на мой взгляд, важно даже само обстоятельство, что высшая судебная инстанция подтвердила это в своем обзоре.

Много раз я встречал случаи, когда ушлый сосед намеренно занижал фактическую площадь своего участка за счет той его части, которой очевидно никто не будет пользоваться. И потом такой сосед начинал утверждать, что у него не достает площади земельного участка.

По этому поводу Верховный Суд РФ разъяснил следующее. В ситуации, когда площадь земельного участка истца с учетом фактических границ больше или меньше площади, указанной в правоустанавливающем документе, суд проверяет, за счет каких земель образовалась данная разница, производился ли кем-либо из сторон или прежних владельцев участков перенос спорной границы, осуществлялась ли истцом или ответчиком дополнительная прирезка к своему земельному участку и имеет ли данная прирезка отношение к той части участка, по поводу которой заявлен спор, а также как давно стороны пользуются участками в имеющихся границах.

В то же время следует отметить, что является правильным подход суда, в соответствии с которым точное соответствие фактической площади участка ответчика выданным правоустанавливающим документам не рассматривается судами в качестве достаточного основания для отказа в иске, поскольку оно может быть связано с добровольным отказом ответчика от части своего участка с другой стороны при одновременном захвате части участка истца. Эти же обстоятельства проверяются судом и в отношении действий самого истца.

С сожалением, я замечаю на практике, что суды нечасто следуют этим рекомендациям.

Далее в обзоре Верховный Суд РФ разъяснил, что в случае, если границы участка истца или ответчика определены в государственном кадастре недвижимости (ГКН) по результатам межевания (кадастровых работ) и требований о признании данных работ недействительными не заявлено, суды при разрешении спора руководствовались указанными границами. Доказательством нарушения прав истца в данном случае является несовпадение фактических границ его земельного участка с границами, установленными в ГКН по результатам кадастровых работ. В таких случаях суды независимо от длительности существования фактических границ принимают решения об их приведении в соответствие с результатами кадастровых работ. Следует также признать правильной позицию судов, согласно которой доводы сторон о несогласии с результатами межевания при отсутствии надлежаще заявленных требований о признании их недействительными во внимание быть приняты не могут.

Таким образом, Верховный Суд РФ указал, что преимущество имеют сведения государственного кадастра недвижимости о местоположении границ земельного участка, если они не оспорены. Это значит, что при наличии ошибок в сведениях государственного кадастра недвижимости о местоположении границ земельного участка истца, ответчик обязательно должен заявлять встречный иск о признании таких сведений недействительными.

Еще одно важное разъяснение Верховного Суда РФ касается того, что отсутствие подписи смежного землепользователя в акте согласования границ при проведении кадастровых работ является основанием для признания результатов межевания недействительными только в случае нарушения прав и законных интересов смежного землепользователя.

В обзоре сказано, что суды учитывают, что отсутствие согласования границ земельного участка со смежными землепользователями является нарушением закона. Однако данное обстоятельство не всегда рассматривается судами как достаточное основание для удовлетворения требований о признании результатов межевания недействительными.

По своему опыту могу сказать, что эта правовая позиция уже давно и в целом единообразно применяется судами и Верховный Суд РФ просто закрепил эту позицию.

В рассмотренном обзоре судебной практики речь идет о спорах о границах земельных участков, расположенных на территориях садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений. Однако приведенные в обзоре разъяснения вполне применимы к спорам об установлении (определении) и восстановлении границ земельных участков, предназначенных для индивидуального жилищного строительства, ведения личного подсобного хозяйства.

Резолютивная часть определения объявлена 11 октября 2018 г.

Полный текст определения изготовлен 18 октября 2021 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей Грачевой И.Л., Поповой Г.Г.,

рассмотрела кассационную жалобу Департамента муниципальной собственности администрации города Хабаровска на решение Арбитражного суда Хабаровского края от 18.09.2017 по делу N А73-8476/2017, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2017 и постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.01.2018 по тому же делу

по иску индивидуального предпринимателя Стуковой Людмилы Андреевны к Департаменту муниципальной собственности администрации города Хабаровска о признании права на перераспределение земельного участка с кадастровым номером 27:23:0041815:6 по адресу: Хабаровский край, город Хабаровск, Железнодорожный район, ул. Целинная, 8, и земель, государственная собственность на которые не разграничена, площадью 13 612 кв.м, внесенных в государственный кадастр недвижимости под номером 27:23:0041815:221, в соответствии с проектом межевания территории в границах ул. Целинная — ул. Новая, утвержденным постановлением мэра города Хабаровска от 11.04.2008 N 915 «Об утверждении документации по планировке территории и об установлении публичных сервитутов», площадью 22 762 кв.м

при участии третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора: Департамента архитектуры, строительства и землепользования администрации города Хабаровска, установила:

решением Арбитражного суда Хабаровского края от 18.09.2017, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2017, требование индивидуального предпринимателя Стуковой Людмилы Андреевны (далее — Стукова Л.А., предприниматель) удовлетворено в полном объеме.

Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.01.2018 судебные акты судов первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.

Департамент муниципальной собственности администрации города Хабаровска (далее — Департамент) обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой на указанные судебные акты, в которой просит их отменить, как принятые с нарушением норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17.08.2018 кассационная жалоба Департамента вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Стукова Л.А., Департамент, Департамент архитектуры, строительства и землепользования администрации города Хабаровска, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, своих представителей для участия в судебном заседании не направили, в связи с чем дело рассмотрено в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) в их отсутствие.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе Департамента, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что она подлежит удовлетворению в силу следующего.

Как установлено судами и следует из материалов дела, предприниматель является собственником земельного участка площадью 9 149,84 кв.м с кадастровым номером 27:23:0041815:6 по адресу: Хабаровский край, город Хабаровск, Железнодорожный район, ул. Целинная, д. 8, относящегося к категории земель населенных пунктов, и расположенных на нем цеха общей площадью 6 562,4 кв.м, а также вспомогательного сооружения «весовая» площадью 64 кв.м. При этом площадь и конфигурация земельного участка не изменялись с момента его приобретения и были изначально известны предпринимателю.

Судами также установлено, что 16.12.2014 предпринимателем заключен договор купли-продажи транспортного подъездного пути N 2 и руинированного здания общей площадью 312,5 кв.м, право собственности истицы на руинированное здание зарегистрировано 25.12.2014.

Обращаясь 24.06.2015 в администрацию города Хабаровска с заявлением о предварительном согласовании предоставления в аренду под производственную базу земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, предприниматель указала в качестве основания предоставления земельного участка без проведения торгов наличие на нем принадлежащего ей объекта недвижимости.

Письмом Департамента архитектуры, строительства и землепользования от 10.07.2015 предпринимателю отказано в предоставлении земельного участка.

По результатам рассмотрения заявления предпринимателя от 23.06.2016 администрацией города Хабаровска 18.07.2016 дано согласие на перераспределение земельных участков из состава земель, государственная собственность на которые не разграничена, и земельного участка, находящегося в собственности истицы. При этом данное согласие не содержит оснований, по которым производится такое перераспределение, и не отражает площадь неразграниченного земельного участка, подлежащего перераспределению.

С учетом указанного согласия Стукова Л.А. обеспечила выполнение кадастровых работ, на кадастровый учет поставлен земельный участок с кадастровым номером 27:23:0041815:221 площадью 22 762 кв.м, состоящий из принадлежащего предпринимателю земельного участка площадью 9 149,84 кв.м, а также земельного участка площадью 13 612 кв.м из состава земель, государственная собственность на которые не разграничена.

Однако впоследствии письмом от 04.05.2017 N 13-06/4321 Департамент отказал предпринимателю в заключении соглашения о перераспределении земельных участков, ссылаясь на статью 11.9 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — Земельный кодекс), указав на возможность образования из земельного участка площадью 13 612 кв.м самостоятельного земельного участка, что, в свою очередь, является основанием для отказа в заключении соглашения о перераспределении в силу подпункта 9 пункта 9 статьи 39.29 Земельного кодекса.

Не согласившись с отказом Департамента в заключении соглашения о перераспределении земельных участков, Стукова О.А. обратилась в арбитражный суд с требованием по настоящему делу.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленное требование по делу, суды руководствовались статьями 11.7, 11.9, 39.28, 39.29 Земельного кодекса, приняв при этом установленные по делу обстоятельства, подтверждающие, по их мнению, наличие оснований для перераспределения земельного участка.

Так, суды приняли во внимание заключение кадастрового инженера от 15.05.2017, согласно которому из земельного участка, государственная собственность на который не разграничена, площадью 13 612 кв.м невозможно образовать самостоятельный земельный участок; наличие на нем руинированного здания, принадлежащего предпринимателю, и отсутствие каких-либо объектов недвижимости, принадлежащих иным лицам.

Между тем судебная коллегия полагает, что судами при рассмотрении дела были нарушены нормы Земельного кодекса об образовании земельных участков.

Спор по настоящему делу возник в связи с обращением Стуковой Л.А. о перераспределении земельного участка, в результате которого подлежал образованию земельный участок общей площадью 22 762 кв.м, состоящий из принадлежащего ей земельного участка площадью 9 149,84 кв.м, а также земельного участка площадью 13 612 кв.м из состава земель, государственная собственность на которые не разграничена.

В соответствии с пунктом 1 статьи 11.2 Земельного кодекса земельные участки образуются при разделе, объединении, перераспределении земельных участков или выделе из земельных участков, а также из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности.

Положениями статьи 11.2 Земельного кодекса предусмотрено, что при перераспределении нескольких смежных земельных участков образуются несколько других смежных земельных участков и существование таких смежных земельных участков прекращается; существование исходного земельного участка прекращается и образуется новый земельный участок (части 1, 2 статьи 11.2 Земельного кодекса).

Основания перераспределения земельных участков установлены пунктом 1 статьи 39.28 Земельного кодекса.

Стукова Л.А. обратилась в суд с требованием по делу, ссылаясь на подпункт 2 пункта 1 статьи 39.28 Земельного кодекса.

Согласно указанной норме перераспределение земель и (или) земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и земельных участков, находящихся в частной собственности, допускается в целях приведения границ земельных участков в соответствие с утвержденным проектом межевания территории для исключения вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы при условии, что площадь земельных участков, находящихся в частной собственности, увеличивается в результате этого перераспределения не более чем до установленных предельных максимальных размеров земельных участков.

Из этой нормы следует, что для осуществления перераспределения судам необходимо было установить наличие одновременно трех условий:

1) в результате перераспределения границы земельных участков должны приводиться в соответствие с утвержденным проектом межевания территории;

2) целью перераспределения должно служить исключение вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы;

3) размер увеличившегося земельного участка не должен превышать установленные пределы.

Между тем, как следует из судебных актов по делу, суды не исследовали наличие предусмотренных в указанной норме обстоятельств, в силу которых возможно перераспределение, то есть, существование вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы у земельного участка, принадлежащего Стуковой Л.А., для цели исключения которых оно должно осуществляться за счет земель, государственная собственность на которые не разграничена.

Установление оснований для перераспределения, то есть наличие предусмотренных в подпункте 2 части 1 статьи 39.28 Земельного кодекса обстоятельств, являлось необходимым для решения вопроса о возможности перераспределения спорных участков.

В отсутствие обстоятельств, подтверждающих перераспределение в целях исключения вклинивания, вкрапливания, изломанности границ, чересполосицы, выводы судов нельзя признать обоснованными и соответствующими нормам материального права.

Судебная коллегия при этом также полагает, что наличие проекта межевания территории, предусматривающего перераспределение спорных земельных участков, само по себе не может выступать единственным основанием для осуществления перераспределения в отсутствие предусмотренных подпунктом 2 части 1 статьи 39.28 Земельного кодекса обстоятельств.

Кроме того, свои выводы суды нижестоящих инстанций основывают на том, что из земельного участка площадью 13 612 кв.м из состава земель, государственная собственность на которые не разграничена, невозможно образовать самостоятельный земельный участок.

Однако при исследовании данного вопроса преимущественно оценивались особенности фактической деятельности Стуковой Л.А., которой он был необходим в использовании, а не объективные характеристики участка.

При этом суды не учли, что согласно Правилам землепользования и застройки (далее — Правила), утвержденным решением Хабаровской городской Думы от 21.05.2002 N 211, минимальная площадь земельного участка в зоне П-2, в которой расположен спорный земельный участок, составляет 400 кв.м, максимальная — 2 100 000 кв.м. Площадь используемого при перераспределении земельного участка составляет 13 612 кв.м, то есть значительно (более чем в 30 раз) превосходит разрешенную минимально возможную площадь земельного участка (400 кв.м), а также превышает площадь участка, принадлежащего предпринимателю на праве собственности.

Более того, суды, признав заключение кадастрового инженера от 15.05.2017, согласно выводам которого, из земельного участка площадью 13 612 кв.м невозможно образовать самостоятельный земельный участок, надлежащим доказательством указанного факта, не учли отсутствие какого либо обоснования этому выводу в мотивировочной части заключения.

Порядок предоставления в собственность земель, находящихся в публичной собственности, установлен статьями 39.3, 39.20 Земельного кодекса и по общему правилу предусматривает проведение необходимых публичных процедур.

Исходя из смысла пункта 9 статьи 39.29 Земельного кодекса, основания для отказа в заключении соглашения о перераспределении земельных участков, предусмотренные подпунктами 2-13, в том числе в связи с наличием возможности образовать самостоятельный земельный участок (подпункт 9), подлежат рассмотрению в случае, если существуют условия, указанные в пункте 1 статьи 39.28. В противном случае уполномоченный орган принимает решение об отказе на основании подпункта 1 пункта 9 статьи 39.29 Земельного кодекса, поскольку заявление о перераспределении земельных участков подано в случаях, не предусмотренных пунктом 1 статьи 39.28 данного кодекса.

Следовательно, для решения вопроса о правомерности перераспределения земельных участков необходимо не только установить наличие оснований для перераспределения, указанных в пункте 1 статьи 39.28 Земельного кодекса, но и отсутствие оснований для отказа, перечисленных в пункте 9 статьи 39.29 кодекса.

В соответствии с правовой позицией, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 27.06.2017 N 1266-О, Земельным кодексом в качестве основного способа приватизации земли предусмотрены торги, которые проводятся на конкурсной основе, обеспечивающей справедливое и открытое распределение объектов публичной собственности.

С учетом специфики земельных отношений Земельный кодекс также устанавливает иные способы приватизации, к которым относится перераспределение земель, находящихся в частной и публичной формах собственности.

Учитывая, что в соответствии с пунктом 1 статьи 25 Земельного кодекса права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV кодекса, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами, суды при рассмотрении настоящего спора должны проверить наличие оснований для приобретения земельного участка в собственность в результате перераспределения.

В указанном выше определении Конституционного Суда Российской Федерации отражена правовая позиция по вопросу применения положений подпункта 9 пункта 9 статьи 39.29 Земельного кодекса в части ограничения возможности предоставления в порядке перераспределения земельных участков, относящихся к публичной собственности, если из них могут быть сформированы самостоятельные земельные участки, права на которые граждане и юридические лица могут приобрести в общем порядке. При этом возможность формирования самостоятельных земельных участков определяется в каждом конкретном случае с учетом требований, изложенных в статье 11.9 Земельного кодекса, в иных правовых актах (включая документы территориального планирования, правила землепользования и застройки), отказ в заключении соглашения о перераспределении земельных участков должен быть обоснованным.

Оспаривая судебные акты по настоящему делу, Департамент указывал не только на отсутствие законных оснований для перераспределения земельных участков, но и на приобретение Стуковой Л.А. посредством перераспределения части земельного участка, расположенной под руинированным зданием, которую в общем порядке приобрести в собственность она не имела права. Указанным доводам суды правовую оценку также не дали.

Таким образом, выводы судов по делу нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ, как принятые с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела судам следует учесть изложенное в настоящем определении, установить наличие оснований для перераспределения земельных участков, учитывая предельные минимальные размеры при перераспределении земельного участка, государственная собственность на который не разграничена, возможность образования из него самостоятельного земельного участка, принять обоснованные и законные судебные акты.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 176, 291.11-291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Арбитражного суда Хабаровского края от 18.09.2017 по делу N А73-8476/2017, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2017 и постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.01.2018 по тому же делу отменить.

Направить дело N А73-8476/2017 на новое рассмотрение в Арбитражный суд Хабаровского края.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья Е.Е. Борисова

Суды поторопились признать право ИП на перераспределение земельных участков.

Верховный Суд указал, что проект межевания территории не может быть единственным основанием для этого. Если отсутствуют вклинивание, вкрапливание, изломанность границ, чересполосица участка, которые требуется исключить, то нет и причин для перераспределения.

Кроме того, власти вправе отказать в перераспределении находящихся в публичной собственности земель, если из них могут быть сформированы самостоятельные участки, права на которые граждане и юрлица могут приобрести в общем порядке.

В данном случае вывод о невозможности образования самостоятельного участка из земель, госсобственность на которые не разграничена, необоснован.

Давайте по порядку.

Во-первых, желательно поменьше саморекламы, а побольше мыслей и аргументов. Ничего интересного в «Вашем» комментарии к ст.11.1.ЗК РФ нет, и я бы даже сказал, что нет много того, о чем бы стоило написать.
С первого поста создаете впечатление неприятного человека, но, надеюсь, дальнейшая дискуссия покажет, что я ошибся.

Во-вторых, если Вы обратите внимание на обстоятельства дела, то границы ЗУ определены в 2021 г., не исключено, что координаты определены ниже нормативной точности, в силу чего в КПЗУ будет запись «Границы земельного участка не установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства».

В-третьих, нижестоящие судебные акты в свободном доступе отсутствуют, проверял (карточку нашел — судебного акта там нет).

В-четвертых, по поводу

«Но у меня есть подозрение, что сведения о координатах ЗУ Довгия не попали в ГЗК, а потом в ГКН.»

опять же из обстоятельств дела, если Вы внимательно читали, следует, что ЗУ был учтен в ГЗК с 2021 года, но в ГКН отсутствовал.
Почему- из судебного акта не ясно, но это не имеет значения, потому что см. п.5. далее.

В-пятых, для правовой позиции ВС РФ не имеет значения, что ранее учтенный ЗУ «был определен на местности с
описанием смежеств его границ и указанием системы координат» в 2021 году.

Почему?
Все очень просто.

Не имеет значения, почему в ГКН отсутствовали данные о ранее учтенном ЗУ: потому что у него площадь ориентировочная и не уточнялась, потому что координаты определены ниже нормативной точности или потому, что они туда не попали иным путем.

ГЛАВНОЕ в том, что подлежит защите площадь ранее учтенного ЗУ в ситуации наложения его с вновь образованным ЗУ во всех случаях, когда по данным ГКН факт такого наложения нельзя установить в тот момент, когда образуется новый ЗУ на этой территории.

Безусловно, факт «наложения» можно установить почти всегда, сопоставив данные ГКН с иными документами (в крайнем случае — с привлечением специалиста), однако, я думаю. сами знаете, что это далеко не всегда делается и такие ситуации возникают раз от разу.

Несмотря на то, что в данном деле границы у ЗУ, хоть и по данным 2021 года, были опрелены, намного бо`льшее практическое значение такая позиция будет иметь значение именно для ранее учтенных ЗУ без установленных границ.

Поэтому сделана отсылка к прошлой публикации в блоге по обзора практики по вопросу защиты таких ЗУ (без установленных границ).

В-шестых, по поводу

«Проще говоря, в приоритетном порядке подлежит защите право на отмежеванный ЗУ, а не на ранее учтенный неотмежеванный.»

ошибаетесь.
Подавляющее большинство судебной арбитражной практики защищает именно собственника ранее учтенного ЗУ без установленных границ, а не собственника вновь образованного ЗУ с установленными границами.

Посмотрите обзор практики, который я делал ранее.
http://zakon.ru/Blogs/k_v…_ustanovl/13108

И, кстати, Ваше » мнение» прямо противоречит правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 24.12.2013 N 2108-О: «Эти нормы не ограничивают возможность для собственников земельных участков, ранее учтенных в государственном земельном кадастре, защищать и отстаивать свои права в суде (в том числе права, касающиеся границ и площади таких участков), представлять в указанных целях соответствующие доказательства и документы (включая документы, составленные в момент приватизации земельных участков)».

В-седьмых, по поводу

«И еще, по поводу предложения Семенцова прибегнуть к иску об уточнении границ. Скажу прямо: глупость. Зачем уточнять, если УЖЕ существуют координаты. Уточнять их на на каком основании? Можно, если межевой знак установлен правильно, а в значение закрепляющих его координат вкралась ошибка, запятую не там поставили, н-р.»

сразу видно, что Вы кадастровый инженер, а не юрист.

Иск об уточнении (точнее — об установлении) границ — это один способов защиты нарушенного права (абз.2 п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 54 и абз.3 п.2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010).

Этот способ защиты не является уточнением границ по п.3 ст.25 223-ФЗ или чего-то того, о чем пишите Вы.

Иск об установлении границ — пока гость в судах редкий, однако именно он является тем универсальным способом, при котором можно учесть интересы собственников двух ЗУ в ситуации «наложения» — судом просто устанавливаются правильные «точки» и не нужно никого целиком лишать права собственности на весь ЗУ (притом, что лишенный части ЗУ собственник обычно вполне добросовестный, а «косячат» органы власти).

В судебной практике есть случаи, когда указанный иск используется в ситуации частичного «наложения» двух ЗУ (см., например, Постановление ФАС Центрального округа от 21.03.2012 по делу N А68-5291/2010).

В-восьмых,

«Истец поступил правильно, избрав такой способ, как признание недействительным акта ОМС. Ведь именно акт ОМС явился основанием возникновения права на ЗУ Лебедева. Т.е. «рубить» нужно было именно «под корень», под основание возникновения права на ЗУ.»

опять не могу согласиться.

Дело, конечно, рассматривалось в СОЮ.

Однако моя практика больше в арбитраже, а там этот вопрос относительно недавно определен в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.12.2013 N 8410/13 по делу N А51-6571/2012, который установил запрет на спор о границах ЗУ в административном, а не в исковом порядке.
Иск надо предъявлять собственнику ЗУ, а не муниципалитету, так как нельзя лишить собственника ЗУ права, не предъявляя ему иск.

Надеюсь, что в скором времени такая практика дойдет и до СОЮ.

Наверное, истец интуитивно чувствовал, что в указанной ситуации предъявление иска ОМСУ — это ненадлажащий способ защиты, поэтому предъявил собственнику «налагющегося «ЗУ иск о признании права отсутствующим.

Вот только из Определения ВС РФ получается полный бред: суд первой инстанции лишил собственника права на «наложенную часть» (???), хотя, скорее всего, никто эту часть на кадастровый учет не ставил и она вообще не является объектом права.
Юридически лишить права ответчика на ЗУ можно только полностью.

Иной способ — это только установление границ.

P.S. у профессионалов, прежде чем бросаться фразами, принято уточнять позицию.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: